Председатель Суда по интеллектуальным правам Людмила Новоселова: «Мы являемся свидетелями становления нового правового института» | РОССИЙСКОЕ ПРАВО: ОБРАЗОВАНИЕ, ПРАКТИКА, НАУКА

Председатель Суда по интеллектуальным правам Людмила Новоселова: «Мы являемся свидетелями становления нового правового института»

01.10.2015

Председатель Суда по интеллектуальным правам Людмила Новоселова дала интервью журналу «Российское право». Полный текст интервью можно прочитать в № 3 за 2015 год.

Беседовал: Артур Мочалов

Известный специалист в области права интеллектуальной собственности профессор Людмила Новоселова в апреле 2013 года была назначена председателем вновь созданного Суда по интеллектуальным правам – специализированного судебного органа в судебно-арбитражной системе России. На сайте Суда отмечается, что его создание было «необходимо для повышения как инвестиционной привлекательности российской экономики, так и эффективности системы защиты интеллектуальных прав с учетом международных стандартов». Сегодня Людмила Александровна, отвечая на вопросы РП, рассказывает о перспективах развития гражданского права и права интеллектуальной собственности, а также о первых результатах работы возглавляемого ею Суда.

 

Людмила Александровна, по каким направлениям, на Ваш взгляд, должно реформироваться гражданское законодательство на данном этапе?

Первоочередной задачей видится сквозная работа по устранению противоречий между различными частями Гражданского кодекса. Принятие поправок в этот документ носило дискретных характер, изменения вносились в разное время, и сейчас наблюдается некоторая рассогласованность между отдельными нормами, скажем, первой и четвертой частей ГК. Необходимо привести в соответствие с Гражданским кодексом и весь остальной массив нормативных актов, регулирующих гражданские правоотношения, а также акты процессуального законодательства: некоторые положения, закрепленные в актах материального права, не подкреплены соответствующими процессуальными процедурами.

Вы сказали, что существуют противоречия между четвертой частью ГК и его общей частью. В чем они состоят и какие вызывают проблемы при реализации содержащихся в четвертой части ГК норм, регулирующих интеллектуальные права?

Во-первых, это коллизии между нормами об исключительных правах и нормами об обязательствах. Существует, например, такая конструкция как доверительное управление. Гражданский кодекс предусматривает возможность передачи в доверительное управление в том числе и интеллектуальных прав. Но если вы обратите внимание на перечисленные в части четвертой способы управления исключительными правами, то там называются только такие способы как передача права и предоставление права на основании лицензионного договора. А куда должно вписываться доверительное управление? Это передача права? Вряд ли. Лицензия? Тоже сомнительно. Это определенно что-то другое. Но как в этом случае должно оформляться доверительное управление? Каков объем прав доверительного управляющего? Разумеется, подобного рода нестыковки препятствуют нормальной реализации законодательства об интеллектуальных правах.

Во-вторых, это взаимодействие норм об интеллектуальных правах и норм, регулирующих вещные права. Проблема заключается в возможности, а точнее, невозможности применения к интеллектуальным правам положений части первой ГК о праве собственности. Казалось бы, законодатель дал совершенно определенный ответ на этот вопрос, однозначно сказав, что нормы раздела II первой части Гражданского кодекса здесь неприменимы. Но нет: поставив точку, законодатель создал новые вопросы. Например, как нужно поступать, если исключительные права входят в состав имущества учреждения? Подвергаются ли интеллектуальные права, принадлежащие учреждениям, каким-то ограничениям, подобно правам вещным, учитывая, что учреждения не могут выступать собственниками имущества и не могут самостоятельно распоряжаться принадлежащим им имуществом? А интеллектуальными правами они распоряжаться могут свободно? Сегодня этот вопрос стоит достаточно остро перед научными учреждениями, учреждениями культуры.

Следуя букве ГК, научные учреждения могут совершать сделки в отношении принадлежащих им интеллектуальных прав совершенно свободно, в том числе отчуждать их на возмездной основе. Но в различных органах власти продолжает действовать большое число внутренних приказов и инструкций, фактически запрещающих подведомственным учреждениям самостоятельно распоряжаться результатами интеллектуальной деятельности. Это приводит к тому, что потенциальные контрагенты российских научных учреждений приобретают аналогичные результаты за рубежом, прежде всего в Китае, а разработки отечественных НИИ остаются нереализованными.

Следуя букве ГК, научные учреждения могут совершать сделки в отношении принадлежащих им интеллектуальных прав совершенно свободно, в том числе отчуждать их на возмездной основе. Но в различных органах власти продолжает действовать большое число внутренних приказов и инструкций, фактически запрещающих подведомственным учреждениям самостоятельно распоряжаться результатами интеллектуальной деятельности. Это приводит к тому, что потенциальные контрагенты российских научных учреждений приобретают аналогичные результаты за рубежом, прежде всего в Китае, а разработки отечественных НИИ остаются нереализованными.

Поэтому, когда мы говорим о совершенствовании гражданского законодательства, мы часто забываем, что гражданское законодательство не исчерпывается только Гражданским кодексом. Это огромный массив законов и подзаконных актов, и внесение изменений только в Кодекс, без учета действия норм, которые содержатся в других документах, не позволит праву интеллектуальной собственности выполнять все его функции. Нормы ГК должны изменяться одновременно с изменением положений других правовых актов, направленных на практическую реализацию соответствующих положений Кодекса. В противном случае даже самое хорошее законодательство не будет приносить того эффекта, на который мы рассчитываем.

Приведенные Вами примеры говорят о том, что право интеллектуальной собственности – не совсем обычный институт, имеющий весьма существенные особенности правового регулирования.

Да, Вы правы. Длительное время считалось, что право интеллектуальной собственности – это вообще особая отрасль права, имеющая к праву гражданскому весьма опосредованное отношение, поэтому данная сфера должна регулироваться специальными законами, а не ГК. Но включение норм об интеллектуальной собственности в структуру Гражданского кодекса все же показало: существующие механизмы правового регулирования этих отношений хотя и специфичны, но по своей природе все же цивилистические.

Правда, принятие Четвертой части ГК привело к тому, что проявился выраженный коммерческий уклон в понимании интеллектуальных прав. Сегодня мы пытаемся рассматривать объекты интеллектуальной собственности в первую очередь как объекты коммерческого оборота. Но мне эта точка зрения представляется достаточно узкой и односторонней. Результаты интеллектуальной деятельности — это все же в первую очередь результат творчества, результат полета воображения. Для многих из нас коммерческая составляющая творческой деятельности далеко не основная. Главным для нас может быть возможность насладиться данным объектом в духовном отношении, получить эстетическое удовлетворение, а для автора — реализовать свободу выражения мнения, поделиться своими воззрениями, творческим вдохновением. Поэтому нельзя смотреть на отношения в сфере интеллектуальной собственности только как на коммерческие. Нельзя загонять последний оплот свободы творчества в рамки рынка. Это необходимо учитывать и в правовом регулировании. Несмотря на гражданско-правовую природу этих отношений, вполне допустимо, чтобы их регулирование отличалось от регулирования традиционных институтов гражданского права.

Проявился выраженный коммерческий уклон в понимании интеллектуальных прав. Сегодня мы пытаемся рассматривать объекты интеллектуальной собственности в первую очередь как объекты коммерческого оборота

Каковы перспективы дальнейшего развития права интеллектуальной собственности?

Должна сказать, что мы являемся свидетелями становления данного правового института, а в определенном смысле – даже зарождения. Обратите внимание на традиционные институты частного права, такие как сделки, обязательства, право собственности. Мы можем проследить их эволюцию, начиная с Древнего Рима: как они регулировались в римском праве, в праве средневековой Европы, в дореволюционной и советской России. Можем ли мы это сделать в отношении права интеллектуальной собственности? Нет, поскольку этот институт еще находится на этапе становления, и развивается он в принципиально иных условиях в сравнении с теми, в которых развивались традиционные институты.

Прежде всего, дальнейшее развитие права интеллектуальной собственности будет связано с совершенствованием защиты результатов интеллектуальной деятельности в Интернете. Творческий труд все больше основывается на использовании цифровых технологий, то же можно сказать и об использовании результатов творческого труда. Но классические механизмы и способы защиты, которые были выработаны гражданским правом, во многих случаях оказываются бездействующими, когда речь заходит о защите интеллектуальных прав в виртуальном пространстве. Мы являемся свидетелями возникновения новых способов защиты, не известных традиционному гражданскому праву. В их числе – технические способы защиты, направленные на регулирование доступа к произведению, которое правообладатель допускает к использованию в цифровой среде. Поскольку возникает новый способ самозащиты, необходимо и установление ответственности за незаконное вторжение в те пределы, которые были установлены правообладателем. Право уже сегодня это делает, но пока достаточно осторожно.

Мы можем наблюдать и другую тенденцию: объекты интеллектуальной собственности становятся все более сложными. Примером является фильм. Он, будучи единым объектом, в то же время объединяет в себе целый ряд других объектов интеллектуальных прав, взаимосвязанных друг с другом и образующих во взаимодействии единое произведение. Фильм (будь то художественный, документальный или анимационный) – результат творческой работы многих исполнителей – режиссеров, сценаристов, композиторов, художников, операторов, актеров. Большие коммерческие проекты – это всегда результат труда большого числа людей. Поэтому сейчас все большую актуальность получают вопросы, связанные с охраной интеллектуальных прав на произведения, созданные творческими коллективами. Как должен регулироваться оборот таких объектов? У кого мы должны получать согласие на его использование? Как должны строиться отношения внутри творческого коллектива, в том числе между теми людьми, которые непосредственно вносят творческий вклад в создание объекта, и тех, кто занимается техническим и организационным обеспечением этого процесса, тем самым также принимая участие в его создании? В законодательстве еще не сформировалось четких алгоритмов относительно того, как подобные объекты должны вводиться в гражданский оборот, каким образом права на их использование могут переходить от одного лица к другому.

Все большую актуальность получают вопросы, связанные с охраной интеллектуальных прав на произведения, созданные творческими коллективами

Способствовало ли создание Суда по интеллектуальным правам решению тех проблемных вопросов, о которых Вы говорили?

За тот период, который прошел со дня начала работы Суда по интеллектуальным правам – а это меньше двух лет – думаю, Суд достаточно много сделал для выработки единой позиции по ряду спорных вопросов. Но проблемы в реализации законодательства возникают постоянно, и мы регулярно занимаемся выработкой новых подходов, новой практики применения закона. Достаточно часто мы сталкиваемся с вопросами, по которым нет единогласия даже среди ученых. Иногда специалисты дают совершенно противоположные заключения. В этих условиях формирование единой практики представляется достаточно сложной, но необходимой задачей.

Сформировались ли в Суде за два года какие-то традиции?

Я отношу к числу наших добрых традиций деятельность регулярных рабочих групп и консультативного совета, образованного при Суде. Дважды в год мы проводим заседания совета, и периодически собираемся в составе рабочих групп для обсуждения различных вопросов, затрагивающих сферу деятельности Суда по интеллектуальным правам. Мы достаточно активно привлекаем к работе консультативного совета и рабочих групп организации коллективной защиты прав, а также представителей научного сообщества. Нам действительно важно получать их оценку. Обсуждения проходят в достаточно неформальной обстановке, позволяющей, не зажимая чьих-либо мнений, выработать взаимоприемлемые подходы.

Мы тесно взаимодействуем с научными и образовательными юридическими учреждениями. Например, на базе Московского государственного юридического университета был создан «IP-клуб».  Это открытая дискуссионная площадка для студентов и аспирантов — любителей права интеллектуальной собственности. Сейчас к его работе привлекаются студенты из других вузов страны, в частности, из СПбГУ и УрГЮУ.

Журнал зарегистрирован Роскомнадзором, свидетельство ПИ № ФС77-55438 от 17.09.2013
Адрес редакции: г. Екатеринбург, ул.Комсомольская, д. 23, к. 209. Тел.: (343)375-58-47.   Учредитель и издатель - Уральский государственный юридический университет
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Виртуальный хостинг и регистрация доменых имён от РуХостер Лицензия Creative Commons
Все публикации в журнале доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.