Сурен Авакьян: «Нельзя допустить «приватизации» власти»

Фрагменты открытой лекции заведующего кафедрой конституционного права МГУ им. М.В. Ломоносова,

доктора юридических наук, профессора С. А. Авакьяна

на Уральском форуме конституционалистов

(Екатеринбург, октябрь 2015 г.)

Опубликованы в журнале «Российское право: образование, практика, наука», № 1, 2016.

В дни Уральского форума конституционалистов в Екатеринбург прибыл профессор Сурен Адибекович Авакьян – один из наиболее авторитетных ученых-конституционалистов России, заведующий кафедрой конституционного права юридического факультета Московского госуниверситета. Он выступил модератором нескольких круглых столов и прочитал открытую лекцию перед участниками Форума, студентами и преподавателями Уральского государственного юридического университета. «Российское право» публикует фрагменты выступления ученого.

 

Авакьян, Российское право, Уральский форум конституционалистов

Мне бы хотелось поделиться некоторыми мыслями о том, что сегодня представляет собой наш конституционный строй, чему мы могли бы радоваться, а что должно вызывать у нас беспокойство. Точнее, хотелось бы сделать акцент на таком аспекте, как взаимодействие государства и институтов гражданского общества.

Многих ученых — и в России, и за рубежом – волнует проблема усиления государства, его проникновения в разные сферы общественной жизни. С одной стороны, совершенно справедливо утверждать, что государство представляет интересы всех нас. Но означает ли это, что необходимо усиливать его позиции?

Фридрих Энгельс утверждал, что государство есть механизм, созданный для управления делами общества. Но всеми ли делами? Очевидно, что в 19 веке, когда жил классик, речь шла лишь об определенных делах, таких как оборона или борьба с преступностью.  Но, появившись однажды, государство как структура все расширялось и расширялось, распространяя свое влияние на новые сферы.

Плохо это или хорошо? Однозначно сказать сложно. Но существуют по крайней мере два  обстоятельства, о которых – хочешь не хочешь – забывать нельзя.

Первое – это бюрократизация, которая неизменно сопровождает расширение государственного присутствия. Государство становится аппаратом, от деятельности которого люди начинают страдать. В некоторый момент мы становимся слугами государства. Бюрократизация государства ведет к формализму – в том числе исходящему от нас — от тех, кто хочет работать, а не заниматься собиранием справок, составлением отчетов и заполнением таблиц. Мы начинаем относиться к бумажной волоките как к чему-то бесполезному, но необходимому, и чем больше государство заставляет нас заниматься ею, тем более формальным становится наше отношение к таким документам. Я как-то поинтересовался у чиновников Министерства образования и науки, зачем им нужен столь огромный объем документации, которую мы – университетские преподаватели – должны составлять. – «А чтобы документы лежали под рукой!», — последовал ответ (смех в зале).

Итак, бюрократизация  государства приводит к тому, что мы становимся жертвами бюрократической машины. А самое страшное то, что у этой машины появляется своя психология, построенная на пренебрежении к конкретному человеку.

Второе обстоятельство – «приватизация» государства. Когда-то, еще будучи молодым ученым, я изучал эволюцию государственной власти и интересовался тем, что представляла собой государственная власть в разные исторические эпохи. Я обнаружил, что в давние времена государство и его территория считались собственностью. Собственностью монарха. И монарх распоряжался государством как своим собственным имуществом. Однако историческая эволюция неизбежно вела к тому, что монарх постепенно освобождался от такой привилегии. Почему? Потому что государство не может быть объектом права одного человека. Если государство существует для всех, значит, его основные объекты должны быть отделены от личности монарха.

У нас же постепенно происходит персонификация власти. Я не имею в виду конкретного президента или председателя правительства. Но факт в том, что государство становится орудием реализации интересов конкретных людей. Государственная собственность «расползается», переходя в руки конкретных людей (даже оставаясь формально принадлежащей государству), и они эту собственность приспосабливают «под себя». И не только собственность – и права, и полномочия, и возможность совершения каких-либо действий от имени государства.

Что может этому противостоять? Прежде всего, общество. Общество – это не среда деятельности государства. Это среда нашей с вами жизни, и мы должны научиться управлять нашей жизнью сами. Я ни в коей мере не выступаю за жесткое разделение государства и общества, но я за то, чтобы мы эти сферы – государственную и общественную — разграничивали.

Безусловно, развитие институтов гражданского общества в России идет, но многие институты являются не общественными, а, скорее, общественно-государственными. Например, общественные палаты. Это же полугосударственные структуры, которые финансируются за счет средств государства. Или общественные советы, призванные осуществлять контроль за деятельностью органов власти, но которые образуются при этих самых органах, которые должны контролировать.

бюрократизация  государства приводит к тому, что мы становимся жертвами бюрократической машины. А самое страшное то, что у этой машины появляется своя психология, построенная на пренебрежении к конкретному человеку

Что в данном аспекте можно ожидать от общества и его структур в нашей стране? Возьмем к примеру политические партии, которые часто рассматриваются как основной двигатель развития гражданского общества. В ст. 13 Конституции России провозглашается многопартийность. И все мы начали возвышать политические партии, явно преувеличивая их роль. Но откуда в Конституции появилось слово «многопартийность»? Оно появилось в противовес предшествующей Конституции, где провозглашалась однопартийность. И чтобы ее – однопартийность – раскассировать – в конституционном тексте был упомянут принцип многопартийности.

Но, на мой взгляд, это совсем не означает, что политические партии должны быть движущей силой в российском обществе. Так сложилось в нашей стране, что во многих случаях партия становится способом самовыражения честолюбивых людей.  А иногда – корыстолюбивых. Ведь порой те, кто участвует в деятельности партий, думает не о благе общества, а о том, как бы при помощи партии «прорваться» во власть. Разве нет? Благодаря партии такие люди получат какую-то должность и начинают все делать для себя.

Далее. Если партийный человек с помощью партии оказался во власти, обязан ли он после этого чем-то партии? С точки зрения морали, да. Но, в принципе, он может и отказаться от дальнейших отношений с партией. Как в этом случае поступить партии? Проблема ответственности членов партии перед партией является сегодня одной из наиболее актуальных.

Незаслуженно забыта такая форма гражданской самоорганизации, как общественные движения, которые лишены тех недостатков, которые присущи политическим партиям. В общественных движениях не существует членов, только участники. И они ничем не обязаны движению. В отличие от партий, одной из основных целей которых является направление своих представителей во власть, целью общественных движений является именно выражение интересов определенных социальных групп (многие партии об этом направлении совершенно забыли, сконцентрировавшись лишь на завоевании позиций во власти).

Следовало бы восстановить правосубъектность таких образований, как трудовые коллективы. В действующей отечественной конституционной терминологии понятия «трудовой коллектив» нет. Считается, что если ты пришел работать – то работай. Но у трудового коллектива все же есть свои интересы. Он должен иметь возможность обращаться к власти, а в чем-то и содействовать ей.

Большим потенциалом обладают организации по месту жительства. Сегодня многие из нас не знают даже своих соседей, каждый существует словно сам по себе, в своей оболочке. Когда-то это явление помогло разрушить КПСС, ячейки которой создавались по месту работы, а не по месту жительства. А сторонники оппозиционных идей, которые умели хорошо говорить и много обещать, вышли на территории, стали общаться с населением, поскольку в местах проживания граждан не существовало устойчивых объединений. Нет их и сейчас. Может быть, надо попробовать  объединить людей по месту их проживания?

Наконец, это различного рода внепартийные объединения – по интересам, по национальной или религиозной принадлежности и т.д. За рубежом такие объединения достаточно популярны и играют важную роль в общественном развитии. Может быть, не нужно ждать, когда то, что происходит в других странах, придет и к нам, а следует действовать? В современном государстве общество должно быть активным участником происходящих процессов и создавать своего рода границы расширения государства.

Журнал зарегистрирован Роскомнадзором, свидетельство ПИ № ФС77-55438 от 17.09.2013
Адрес редакции: г. Екатеринбург, ул.Комсомольская, д. 23, к. 209. Тел.: (343)375-58-47.   Учредитель и издатель - Уральский государственный юридический университет
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Виртуальный хостинг и регистрация доменых имён от РуХостер Лицензия Creative Commons
Все публикации в журнале доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.